Список банков казахстана

Каспи Банк [Kaspi Bank]

Открылся в 1991 году. В первое время своего существования назывался «Аль Барака Казахстан». После перерегистрации в 1997 году сменил имя на «Каспийский». В 2008 году снова переименовался, проведя ребрендинг, с того момента и по сей день называется Kaspi Bank.

Клиентам он предлагает приобрести авто в кредит, открыть депозит и получить карту.

Единственный вариант автокредита здесь получил название «Новое авто». Ставка здесь составляет 6,5%, а одноразовая комиссия — 40 тысяч тенге.

Вот депозит предусматривает два тарифа:

  • долларовый: предлагается под 1%, с минимальной суммой 10 долларов и на период от месяца до года
  • в национальной валюте: как и Народный, Каспи Банк предлагает здесь более высокую по сравнению с первым тарифом доходность — 9,1%, минимальная сумма составит уже 1000 тенге, минимальный и максимальный сроки остаются теми же

Имеются ещё и бизнес-депозиты, выбор которых гораздо шире: они выдаются на срок от полугода до двух лет. Кроме двух валют обычных вкладов здесь доступны евро.

Предлагается лишь одна пластиковая карта системы Visa Gold, называется она Kaspi Gold и в первый год не стоит своему владельцу ничего. Зато в последующие ежегодное обслуживание оценивается почти в 2 тысячи тенге. Но за снятие с неё денег с вас нигде не возьмут комиссии — даже за рубежом.

Кредиты

Кредиты всех БВУ на конец 2019 года составили 14,7 трлн тенге, что на 7,1% выше показателя 2018 года. Наибольший прирост продемонстрировали Жилстрой­сбербанк – на 400,4 млрд тенге, Народный банк – на 291 млрд тенге, Kaspi Bank – на 266 млрд. Максимальное снижение объема кредитов произошло у АзияКредит Банка – на 22 млрд тенге, или 33%.

В целом увеличение ссудного портфеля зафиксировано у 20 банков. Народный банк все еще сохраняет позицию одного из лидеров по объему выданных займов – 4,2 трлн тенге, что составляет 29% от общего ссудного портфеля. В процентном отношении наибольший прирост кредитного портфеля продемонстрировал ДБ Банк Китая в Казахстане – в 1,7 раза, или на 11,4 млрд тенге.

Кредиты с просрочкой платежей свыше 90 дней по основному долгу и начисленному вознаграждению (NPL), согласно данным Нацбанка, по сектору составили 1,2 трлн тенге, что больше предыдущего года на 182,5 млрд тенге, или 18%. При этом у трех банков отсутствуют подобные кредиты. В среднем один БВУ имеет 44,4 млрд тенге неработающих займов.

Наибольший рост проблемных кредитов показали Jysan Bank – на 201,9 млрд тенге, Capital Bank Kazakhstan – на 29,2 млрд тенге и Bank RBK – на 9,7 млрд тенге. Суммарно просроченные кредиты этих банков составили 240,9 млрд тенге, что равняется 20% от всех NPL сектора.

Как считался рейтинг

ТОО «Baker Tilly Qazaqstan Advisory» построило рейтинг банков второго уровня РК на основе балльной системы расчета. Основным источником информации стали данные Нацбанка РК, kase.kz и официальных сайтов банков. Баллы начислялись по 12 показателям, которые, в свою очередь, были ранжированы по «весам» в общей оценке.

«Вес» каждого показателя определялся, исходя из экспертного мнения Baker Tilly Qazaqstan Advisory, сформированного на основе анализа открытых источников информации и мнений профессиональных игроков на рынке.

Алгоритм действий предполагал распределение финансовых показателей по убыванию, в абсолютном и относительном выражении, по следующим принципам.

  1. Определение балла каждого отдельного показателя, исходя из проранжированного места.
  2. Определение общего балла участника по результатам ранжирования, или суммарного значения баллов по 12 показателям.
  3. Распределение участников по убыванию на базе общего балла и формирование рейтинга.

Рейтинг формировался на базе совокупных значений. Балл каждого показателя рассчитывался как разница между максимальным баллом за вычетом единицы, умноженной на «шаг». При этом «шаг» – это максимальное значение («вес»), поделенное на общее количество банков в 2019 году (27) за вычетом единицы (элемент прогрессии, чтобы выявить нулевое и максимальное значения).

В рейтинге рассматривается период c 1 января по 31 декабря 2019 года. Баллы присваивались по показателям: «Стабильность» (надежность и доверие): это активы – 15 баллов, депозиты – 10, собственный капитал – 15; «Эффективность»: изменение активов – 3 балла, изменение вкладов – 3, изменение капитала – 3, изменение портфеля – 3, изменение NPL – 3; «Рентабельность»: ROA – 8 баллов, ROE – 8, показатель чистой прибыли – 8; «Оценка рейтинговых агентств»: рейтинги S&P, Fitch, Moody’s – 21 балл.

Таким образом, были рассмотрены 12 показателей, суммарное значение баллов по которым составляет 100. Структура максимального количества баллов по показателям выглядит следующим образом: «Стабильность» – 40 баллов, «Эффективность» – 15, «Рентабельность» – 24, «Оценка рейтинговых агентств» – 21.

Баллы по показателям категории «Стабильность» (активы, вклады, собственный капитал) рассчитывались по абсолютному значению, выраженному в тенге.

Баллы по показателям категории «Эффективность» рассчитывались по относительному значению, выраженному в% (2019/2018), за исключением показателя «изменение NPL», по которому учитывалось абсолютное изменение долей неработающих займов. При этом банкам с отсутствием проблемных кредитов в рассматриваемый период был присвоен наивысший балл по данному показателю.

Баллы по показателям категории «Рентабельность» (ROA и ROE) рассчитывались по аналогии с расчетами показателей «Эффективность».

Баллы по категории «Оценка рейтинговых агентств» рассчитывались на базе порядковой переменной (Grade Score) от 0 до 21, где 0 соответствует значению «дефолт», а 21 – максимальному кредитному рейтингу в Казахстане. Таким образом, чем выше Grade Score, тем выше балл.

Данный рейтинг является сугубо оценочным исследованием и не может использоваться в качестве официальной информации или документа.

Рейтинг по баллам и основные показатели деятельности БВУ Казахстана по итогам 2018 можно посмотреть по этой ссылке (1,67 Мб).

Расчёт баллов рейтинга БВУ Казахстана по итогам 2018 можно посмотреть по этой ссылке (1,61 Мб).

Кредиты без справок и поручителей

Не забывайте, что предоставление справок может меняться в зависимости от суммы которую вы запросите у банка. % реально может варьироваться в выгодную для вас сторону если у вас есть обеспечение по той сумме, которая вам нужна

Можно обратиться в АО «Сбербанк России» за «Доверительным кредитом», который выдается сроком на 12-48 месяцев под 13-18 % годовых. Погашать можно аннуитетными или дифференцированными платежами.
Если вы раздумываете, какой кредит лучше, посмотрите предложения от АО «Forte Bank». Он также не требует дополнительных документов, выдает суммы от 100 тысяч до 5 миллионов тенге под 17,99-22,99 % годовых в зависимости от условий кредитования.
«Kaspi bank» выдает кредиты на карту сроком до четырех лет, годовая процентная ставка составляет 18 %. Здесь можно взять сумму до миллиона тенге без справки о доходах и поручителей.
Неплохие условия предлагает банк «Касса Нова»: от 500 тысяч до миллиона тенге под 15 % годовых на срок до пяти лет. Оформить кредит можно непосредственно в банке или подать онлайн заявку.

Кыргызстан: приходы

Самой крупной из иностранных «дочек» является кыргызский Оптима Банк, принадлежащий АТФБанку (доля владения – 97,1% на конец 2019 года). В свои лучшие годы, которые закончились с приходом кризиса в конце 2007-го, АТФ успел прирасти «дочками» еще в двух странах. Но группа UniCredit, купившая АТФ у Булата Утемуратова буквально накануне кризиса, решила от них избавиться. Российский ОКБ «Сибирь» был продан в 2011-м (спустя шесть лет после покупки), а приобретенный в 2006-м таджикский Сохибкорбанк выпал из обоймы уже в 2008-м.

Купленный в 2004-м Оптима Банк остается в группе АТФ до сих пор – возможно, в силу значимости этого игрока для локального рынка и его относительно высокой эффективности. Этот институт является лидером банковского сектора Кыргызстана. По итогам прошлого года Оптима Банк, по его собственным данным, был лучшим в стране по основным показателям деятельности, таким как объем активов (доля рынка – 14,7%), кредитов (16,5%) и депозитов (14,4%). В 2019 году банк заработал 5,9 млрд тенге чистой прибыли (здесь и далее суммы, изначально выраженные в валютах стран присутствия, пересчитаны по официальному курсу тенге), что составило 27% от совокупного финансового результата сектора. Для сравнения: консолидированная прибыль материнского АТФБанка в прошлом году составила всего 1,9 млрд тенге.

Кыргызская «дочка» Халыка в 4 раза меньше Оптимы по величине активов (53 млрд против 200 млрд тенге на конец 2019 года) и в 3,5 раза меньше по объему ссудного портфеля (35 млрд против 125 млрд). Зато в 2019 году она демонстрировала резвую динамику. По данным материнского банка, активы кыргызского Халыка за прошлый год выросли на 36% (втрое быстрее среднерыночных темпов), ссудник – на 33% (вдвое быстрее рынка). В 2019 году «дочка» Народного заработала 619,4 млн тенге чистой прибыли.

Халык зашел в Кыргызстан практически синхронно с АТФ. В 2004 году правительство Кыргызской Республики приняло решение о приватизации государственного Кайрат Банка и объявило тендер. Халык его выиграл, заплатил 170 млн сомов ($1,34 млн) за 100% акций и провел ребрендинг. Быстрый рост, демонстрируемый «дочкой» в последние два года, потребовал от акционеров вливания дополнительных средств в структуру. В декабре 2019-го уставный капитал кыргызского Халыка был увеличен с 600 млн до 1,2 млрд сомов.

Неумирающая розница

В целом минувший год сложился для банков вполне пристойно, и есть вероятность повторить этот результат в 2021 году. Представители агентства Fitch Ratings в ходе вебинара «Казахстанский банковский сектор: значительный запас ликвидности и капитала и хорошая структура активов сглаживают кредитные риски» в апреле этого года отмечали рост устойчивости банковского сектора страны к сложностям, связанным с цикличной операционной средой. Улучшение устойчивости связано с «сильной прибыльностью до отчисления в резервы, хорошей структурой активов и значительным запасом капитала и ликвидности БВУ».

В агентстве ожидают умеренного увеличения обесценений кредитов в 2021 году, однако прибыли до отчислений в резервы «должно быть достаточно, чтобы покрывать расходы на резервы и позволить большинству БВУ показать хорошую чистую прибыль в целом на уровнях, наблюдавшихся до пандемии».

Что касается кредитного портфеля БВУ, по мнению аналитиков Fitch Ratings, корпоративное кредитование является основным источником кредитного риска ввиду концентрации по заемщикам, высокой долларизации, длинных сроков. А также того факта, что некоторые кредиты относятся к проектному финансированию. Однако в 2017–2020 годах произошел выкуп ряда проблемных корпоративных кредитов с балансов банков. После расчистки сектора «остается лишь несколько более слабых или небольших банков, на которые приходится менее 15% от активов сектора».

По мнению директора аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Дмитрия Васильева, в 2021 году продолжится активность розничного кредитования. Во-первых, по причине все еще низкой, меньше 10%, доли проникновения, даже с учетом того, что темпы роста кредитного портфеля опережали динамику роста номинальных доходов населения. Во-вторых, банкам проще управлять рисками розничных кредитов. Они выдаются в национальной валюте и «качество активов розницы более чувствительно к качеству андеррайтинговых стандартов, чем в корпоративном кредитовании». Иными словами, поясняет Васильев, банки могут снизить уровень одобрения розничных кредитов и таким образом сократить уровень риска на балансе. В то время как в корпоративном кредитовании управлять качеством активов достаточно сложно. На стадии выдачи заемщик может быть в хорошем состоянии и проходить по скоррингу и андеррайтинговым критериям. «Но, если деньги взяты на проектное финансирование и что-то пошло не так, кредит на балансе становится обесцененным. В этом случае розничные кредиты более предсказуемые, их качество более управляемое», – отмечает эксперт.

Судя по всему, после внезапной встряски в 2020-м текущий год обещает быть более предсказуемым и размеренным. Но это не повод успокаиваться. Глобальные тренды начинают разбег и призывают банкиров адаптироваться к новым реалиям. 

Кыргызстан: уходы

Была «дочка» в Кыргызстане и у БТА Банка, но с ней было связано много скандалов (собственно, как и с самим материнским институтом). Например, в 2011 году БТА попытался через Международный арбитражный суд в Гааге взыскать с Кыргызстана $75 млн за незаконную, по мнению истца, экспроприацию 71% акций в дочернем банке. По сообщению правительства Кыргызстана, в 2018 году стороны договорились урегулировать данный спор мирным путем, и арбитражное производство было прекращено «без признания какой-либо ответственности со стороны Кыргызстана и без выплаты с его стороны какой-либо компенсации». В 2019-м местный Бакай Банк выкупил долю казахстанских акционеров в кыргызском БТА Банке и осуществил его поглощение. Бренда БТА в Кыргызстане не стало.

А четырьмя годами ранее из этой страны ушел Казком, проработав здесь почти 13 лет. В 2002-м Казком купил 72% акций Кыргызавтобанка, переименовал «дочку» в ОАО «Казкоммерцбанк-Кыргызстан» и к 2012 году довел долю владения до 96%. В 2015-м весь этот пакет был продан Канату Мамакееву (являлся бессменным председателем правления банка с момента его покупки Казкомом). По данным СМИ, сумма сделки составила $2,4 млн. В Казкоме продажу объясняли оптимизацией дочерних структур из-за слияния с БТА. Банк был переименован в Кыргызкоммерцбанк и носит это название и поныне, но структура его собственников поменялась. В 2017 году контрольную долю в банке (53%) выкупила японская Sawada Holdings. По информации финансового портала «Акчабар», пакет обошелся японцам в $7,8 млн.

Чьих будете?

Поэтому третий тренд – наметившаяся фрагментация банковского сектора и появление ярко выраженных нишевых банков. Кроме цифр, приведенных в начале этого материала, о начале продуктового расслоения начинают говорить и сами банкиры

Так, председатель правления Отбасы банка Ляззат Ибрагимова, выступая на традиционном CFO Summit в середине мая, обратила внимание, что по итогам 2020 года в первой десятке БВУ только у Отбасы 80% активов находилось в кредитном портфеле, у остальных – от 37 до 57%. С учетом доли Отбасы банка кредитный портфель сектора вырос на 7%, или 1 трлн тенге

В то же время доля высоколиквидных активов БВУ выросла до 12 трлн тенге с 9,2 трлн с начала 2020 года.

Огромное количество денег не попадает в реальный сектор экономики. Тем самым банки теряют свои классические функции, считает Ибрагимова: «Мое личное наблюдение таково, что время универсальных банков проходит. Посмотрите на казахстанский рынок. У нас есть один большой банк, который называет себя финтех-компанией (речь, очевидно, о Kaspi. – Прим. ред.) и который в кризис прекрасно себя чувствует, потому что не обслуживает юридических лиц и МСБ. Зато у него четкий спектр «физиков». Спикер добавила, что в свою очередь Отбасы – монопродуктовый банк, работающий исключительно с ипотекой и жильем. Поэтому у него отличные цифры по просрочке и другим показателям. Банкам, которые думали, что в одной бизнес-модели можно совмещать корпоративный блок и МСБ, выдавать ипотеку и потребительские кредиты, при этом поддерживая цифровизацию, на взгляд Ибрагимовой, потребуется ее пересмотреть. И сейчас многие банкиры задают себе вопрос: что делать дальше?

Сколько забрали казахстанцы из ЕНПФ на улучшение жилищных условий и лечение

За новейшую историю банковского сектора БВУ не в первый раз сталкиваются с серьезным стратегическим вызовом. Можно, например, вспомнить, как в конце нулевых, после жесткой фазы мирового финансового кризиса, небольшие и средние частные БВУ перенесли акцент работы с корпоративного сектора на МСБ. В начале десятых те из них, которые выжили, стали осваивать еще и розничный бизнес. Цифровизация изменит лицо сектора более кардинально.

В этом году получат продолжение процессы, начавшие ускоряться в 2020-м. В частности, усилится давление комиссионных доходов на выручку БВУ.

Кроме того, банки, сделавшие ставку на кредитование МСБ, получат драйвер развития. Монетарный блок правительства заявил о намерении сократить объем финансирования поддержки МСБ, поскольку, несмотря на масштабные программы льготных кредитов, активность в этом направлении остается невысокой.

Первый вице-министр национальной экономики Тимур Жаксылыков, выступая на CFO Summit, указал, что в 2020 году порядка 40% кредитного портфеля МСБ закрыли меры государственной поддержки. По программам «Дорожная карта бизнеса – 2025» (ДКБ) и «Экономика простых вещей», с учетом субсидирования, ставка для конечного потребителя доведена до 6% при инфляции в коридоре 7% и базовой ставке 9%. Получается отрицательная реальная ставка кредитования. Кроме того, чтобы увеличить кредитную активность МСБ, правительство во время кризиса сняло секторальные ограничения для льготного кредитования и отошло от селективного подхода, когда предпочтение отдавалось проектам обрабатывающей промышленности. Порог заимствования по ДКБ и «Экономике простых вещей» увеличили. По отдельным проектам объем гарантий можно довести до 80% от привлекаемого кредита, указывает Жаксылыков, тем не менее не все заемщики готовы работать по госпрограммам. Кто-то закредитован, у кого-то нет залоговой базы. «У нас 1 млн 350 тыс. субъектов МСБ. А воспользоваться поддержкой могут лишь 30 тыс., и это проблема», – резюмировал чиновник.

Участие в госпрограммах позволяет небольшим банкам зарабатывать деньги и совершенствовать продукты с госучастием, однако не приносит массового клиента. Сокращение кредитной активности государства по МСБ, судя по всему, сыграет на руку БВУ, находящимся ближе к верху списка. Они смогут предложить бизнесу более удобные и выгодные условия сотрудничества, в том числе используя возможности цифровизации.

Как развивался банковский сектор в Казахстане

В своём современном виде эта отрасль появилась сравнительно недавно. Началось всё с провозглашения независимости и вскоре после этого — принятия регулирующего банковскую деятельность закона. Ещё до этого предпринимались какие-то действия в этом направлении, и до 1991 года в стране уже было 6 государственных банков, осуществлявших операции с советскими рублями. После 1992 года появились и частные, их количество резко увеличилось, но качество — нет: появилось множество банков, которые вскоре прекратили свою деятельность.

Ситуация изменилась в 1993 году, когда правительством Казахстана был принят закон о регулировании банковской деятельности, а сами учреждения перестали работать с советским рублём, переключившись на казахстанскую валюту тенге.

Теперь банковский сектор государства начал развиваться в качественном смысле, стремясь интегрироваться в мировую финансовую систему. На территории республики открываются филиалы банков других стран — например, Российской Федерации. Стали учитываться и требования клиентов, внедряются современные технологии, такие, как оплата через интернет и повсеместное использование дебетовых карт.

Есть несколько учреждений, пользующихся репутацией самых надёжных в Казахстане. Разберём некоторые из них.

Россия: приходы

В России у казахстанских БВУ есть три дочерних банка. Самым крупным из них является Плюс Банк, полностью принадлежащий банку Jýsan как правопреемнику Цеснабанка. Последний получил контроль над Плюсом 31 декабря 2015 года, увеличив долю в голосующих акциях с 20 до 67,4%. За этот докупленный пакет, по данным аудита, Цесна заплатила 3,4 млрд тенге. 12 января 2016 года Цесна нарастила долю в Плюсе до 83,3%, потратив на это еще 1,2 млрд тенге. А на конец 2016-го Плюс уже на 100% принадлежал Цесне. Цену заключительной сделки «Курсив» в открытых источниках не обнаружил, но в апреле 2015-го Цеснабанк уведомлял KASE, что за увеличение доли в Плюсе с 20 до 100% он заплатит «не более $17,37 млн». На момент публикации данного объявления эта сумма была эквивалентна 3,2 млрд тенге, на конец 2016-го она выросла до 5,8 млрд тенге.

Плюс Банк был основан в Омске и в настоящее время имеет 12 офисов в шести регионах России. По данным портала banki.ru, по итогам 2019 года Плюс занимал 117-е место среди 440 банков РФ по величине чистых активов (160 млрд тенге), 48-е место по размеру кредитного портфеля физлиц и 68-е место по объему депозитов населения. Ключевые продукты банка – автокредитование, ипотека, карточный бизнес. Основу фондирования составляют розничные вклады.

Информация о финансовых результатах Плюса противоречива. Согласно годовому отчету банка, его чистая прибыль за 2019 год составила 408 млн руб­лей (сумма эквивалентна 2,4 млрд тенге. – «Курсив»), что на 855 млн больше чистого убытка за 2018 год. В этом же документе сказано, что одной из стратегических целей банка является выход на стабильно безубыточный уровень деятельности. В то же время аудированная отчетность гласит, что в 2019 году банк допустил убыток в размере 2,3 млрд рублей (около 13,6 млрд тенге).

В 2018 и 2019 годах Плюс нарушал минимальные значения надбавок к нормативам достаточности капитала. По информации банка, причина нарушений – существенное снижение собственных средств в результате доформирования провизий по корпоративному портфелю и переоценки имущества на балансе. С 6 октября 2018 года по 5 апреля 2019 года регулятор наложил на Плюс ограничение в части привлечения клиентских средств на счета и депозиты. По состоянию на 30 апреля 2019 года в Плюсе проводилась комплексная проверка со стороны ЦБ РФ. В этой связи на тот момент существовала высокая неопределенность в отношении непрерывности деятельности банка, что было отмечено в аудиторском заключении (проще говоря, это намек на возможный дефолт). Так сов­пало, что проблемы в Плюсе начались синхронно с проблемами в материнской Цесне. И, судя по всему, так же синхронно закончились – во всяком случае, пруденциальные нормативы Плюс больше не нарушал. В аудите за 2019 год пугающая информация о сомнениях в способности банка работать непрерывно уже отсутствовала.

Халык обзавелся «дочкой» в России в 2004 году, купив 77% челябинского банка «Хлебный» за 165 млн тенге (около $1,23 млн). Затем доля была доведена до 100%, и в 2007-м банк был переименован в НБК (аббревиатура названия материнской структуры). После поглощения Казкома у Халыка появился еще один банк в России – Москоммерцбанк. Халык решил ограничиться только им и в 2018 году присоединил НБК к Москоммерцу.

На конец прошлого года активы российской «дочки» Халыка составили 122 млрд тенге, ссудный портфель – 67 млрд, собственный капитал – 23 млрд. В 2019 году банк заработал 580 млн тенге чистой прибыли. По данным годового отчета Халыка, основными задачами Москоммерца в 2019 году являлись улучшение качества ссудного портфеля и реализация непрофильных активов. В целях поддержки операционной деятельности уставный капитал «дочки» в декабре прошлого года был увеличен на 3 млрд рублей.

Самой маленькой из иностранных «дочек» казахстанских БВУ является ПАО «Евразийский банк» (Россия). На момент покупки (апрель 2010-го) он назывался Банк Тройка Диалог. Сумма сделки составила $22,075 млн и 150 тыс. рублей за 100% акций. Бумаги были приобретены у ЗАО «Финансовый консультант «Тройка Диалог».

Изначально банк базировался в Москве. Новые владельцы двинулись в сторону Урала и Сибири, открыв офисы в Новосибирске, Челябинске и Омске. На конец 2019 года активы ПАО «Евразийский банк» составляли 14 млрд тенге, кредитный портфель – 0,7 млрд. Прошлый год банк завершил с убытком в размере 1,8 млрд тенге. Евразийский несколько раз докапитализировал «дочку» через допэмиссию, в том числе в 2015 году капитал ПАО был увеличен на 500 млн рублей. А в 2018 году материнский банк выдал «дочке» субординированный заем в размере $3 млн сроком на семь лет.